Предисловіе

Когда я, двѣнадцать лѣтъ тому назадъ, приступилъ къ составленію русско-латинскаго словаря, я исключительно имѣлъ въ виду доставить краткое пособіе ученикамъ старшихъ классовъ гимназій и ограничиться самым необходимымъ матеріаломъ. Но затѣмъ, убѣдившись во время самой работы, какъ трудно провести въ подобномъ словарѣ точную границу между нужнымъ и лишнимъ, я рѣшился, не помышляя о скоромъ окончаніи труда, расширить свою программу, значительно увеличивъ какъ число словъ, такъ и фразеологическій матеріалъ. Къ этому меня побудило еще то соображеніе, что у насъ, можно сказать, пока еще нѣтъ русско-латинскаго словаря: изъ немногихъ существующихъ одни устарѣли, да и не имѣются больше въ продажѣ, а другіе не удовлетворяютъ даже самым скромнымъ требованіямъ, всѣ же, безъ исключенія, очень бѣдны фразеологіей и не дѣлаютъ никакого различія не только между языкомъ разных періодов римской литературы, но даже и между языкомъ прозаическимъ и поэтическимъ.

Въ настоящее время, когда новымъ уставомъ переводы съ русскаго языка на латинскій почти совершенно устранены изъ гимназическаго курса, мой трудъ можетъ показаться лишним. Тѣмъ не менѣе я рѣшился напечатать его, въ надеждѣ, что онъ въ расширенномъ видѣ можетъ до нѣкоторой степени пополнить существующій пробѣлъ и служить пособіем не для однихъ учениковъ гимназій.

При составленіи своего словаря я преимущественно пользовался матеріаломъ, собраннымъ въ словарѣ Гейнихена (Heinichen, deutsch-lateinisches Woerterbuch. 4-te Aufl., bearbeitet von Dr A. Draeger, Leipzig 1883), который пользуется въ Германіи заслуженной славой и въ короткое, сравнительно, время выдержалъ пять изданій. Изъ него я заимствовалъ наибольшую часть латинской фразеологіи, группировку значеній для многихъ словъ и знаки ¹) для обозначенія принадлежности словъ и оборотовъ къ извѣстному періоду римской литературы. Смѣю думать однако, что каждый, кто возьметъ на себя труъ ближе ознакомиться с моей книгой, легко убѣдиться въ том, что я вложилъ въ нее не мало и самостоятельнаго труда.

Кромѣ книги Гейнихена, я пользовался словарями Георгеса и Ингерслева, по грамматическимъ вопросамъ — руководствами Менге, Госрау, Мадвига и Кесслера, по синонимикѣ — руководствами Дедерлейна, Шульца и Ильенкова. Въ латинской орѳографіи я слѣдовалъ Брамбаху, въ русской — Гроту.

Въ составъ моего словаря вошло около 15.000 русскихъ слов, при чемъ выпущены слова рѣдко встрѣчающіяся, большинство словъ, обозначающихъ предметы и явленія, которыя не были извѣстны древнимъ, и собственныя имена. Уже по окончаніи труда я, исполняя желаніе, высказанное нѣкоторыми лицами, въ видѣ приложенія, прибавилъ краткій списокъ географическихъ именъ.

Желая, по возможности, уменьшить объемъ и чрезъ то стоимость словаря, я прибѣгнулъ къ слѣдующимъ средствамъ: 1) слѣдуя примѣру Гейнихена, я не начинаю каждаго слова съ новой строки, но вездѣ, гдѣ слѣдуютъ подъ рядъ слова съ одинаковой основой, соединяю ихъ въ одну группу, строго соблюдая при этомъ алфавитный порядокъ. То же самое дѣлаю я со словами сложными, у которыхъ первая часть сложенія общая. Только иногда, въ видахъ практическихъ, я отступалъ отъ этого правила, особенно когда отдѣлы выходили слишкомъ большіе (ср. слова сложныя съ «благо»); 2) русскіе глаголы приведены въ формѣ вида несовершеннаго; сравнительно рѣдко указана форма вида совершеннаго съ ссылкой на видъ несовершенный и 3) нарѣчія, производныя отъ прилагательных, не приведены какъ самостоятельныя слова, а присоединены непосредственно къ тѣмъ прилагательнымъ, отъ которыхъ они производятся.

Въ заключеніе считаю пріятнымъ для себя долгомъ выразить искреннюю благодарность глубоко уважаемому профессору Лукіану Адамовичу Мюллеру за многія полезныя замѣчанія, которыя онъ любезно сообщил мнѣ, разсмотрѣвъ въ рукописи часть моего труда.

С.-Петербургъ,
Сентябрь 1891 г.
В. М.

¹) Объясненіе знаковъ см. въ слѣдующемъ отдѣлѣ (Изъясненіе сокращеній и знаковъ).